September 24th, 2014

McD

Джордж Лакофф. Политический разум



George Lakoff. The Political Mind: A Cognitive Scientist's Guide to Your Brain and Its Politics.

На кону стоит глубочайшая форма свободы - свобода контролировать наш собственный разум. Чтобы делать это, мы должны бессознательное сделать сознательным.
Джордж Лакофф

Почему дичайшая российская пропаганда оказалась столь эффективным орудием обрушения мозгов у 84% населения? Если внимательно почитать книгу Лакоффа, ответ на этот вопрос станет ясен.

"Консервативная мораль - это мораль подчинения". (с. 65). Разумеется, Лакофф говорит это о консервативной морали в США, он вообще не выходит за рамки американского дискурса. Но то же самое можно сказать и о морали в России. (Если слова "мораль" и "Россия" все еще сочетаются). В бессознательном укоренен нарратив об отце, рассудительном, справедливом и строгом человеке, который заботится о своих детях. Заботится по-разному, в т.ч. наказывая их. "Мы ваши дети, вы наши отцы", - как говорил кто-то у Салтыкова-Щедрина. И вот на этом-то нарративе отца и строится вся патерналистская государственность. Основная забота отца - это защита семьи от зла, которым наполнен внешний мир.

Почему для многих людей некоторые формы секса, скажем, добрачного, внебрачного или гомосексуального более греховны, чем война и пытки? (с. 75). Потому что они угрожают т.н. семейным ценностям, которые для носителя этих ценностей важнее, чем неприкосновенность личности, право каждого на свое индивидуальное счастье и т.д. Почему христиане-фундаменталисты всегда консервативны? Потому что они видят Бога в качестве строгого отца. (с. 80).

Впрочем, остается неясным, насколько понятен такой нарратив тем, кто воспитывался в неполных семьях или вообще без родителей. (В США таких 27%, в России - 30%). И действительно ли этот нарратив может быть принят теми, кто привык видеть зло не во внешнем мире, а в собственном отце, предположим, когда отец алкоголик, садист или насильник?

Русскоязычному читателю Лакофф известен как соавтор книги "Метафоры, которыми мы живем". Его новая работа, "Политический разум", - книга тоже, в общем, о метафорах, если метафору понимать в классическом смысле, т.е. как "переносное значение". Лакофф доказывает, что мы мыслим не рационально, как учил Декарт и его последователи, а интуитивно, эмоционально и метафорично.

Судя по критике, в США книга "Политический разум" пользуется огромным успехом. Не возвращаемся ли мы в те времена, когда Ницше был "сверхфилологом", а филология была главной когнитивной наукой, т.е. в канун Первой Мировой?