oleg_butenko (oleg_butenko) wrote,
oleg_butenko
oleg_butenko

Фридрих Хайек. Дорога к рабству

Нет смысла представлять автора и книгу – все слышали, (не уверен, что читали), все знают. Интересно, актуальна ли «Дорога к рабству» сегодня? Напомню, книга написана в 1944г., т.е. в разгар войны и представляет собой критику социализма и современных автору тоталитарных течений, которые, по его мнению, имеют с социализмом общий генезис.

Что бросается в глаза – это неустойчивость важнейших терминов, меняющих с годами свое значение, в первую очередь, центровой термин книги – социализм. Автор написал к книге несколько предисловий: к изданию 1944г., 1956г., 1976г., - и каждый раз он вынужден был уточнять термины. Так, например, в 1944г., когда книга была написана, социализм обозначал национализацию средств производства и централизованное экономическое планирование, а к 1976г. под социализмом стали понимать перераспределение доходов с помощью налогов и институтов «государства всеобщего благосостояния». Современная русскоязычная википедия определяет социализм как «обозначение учений, в которых в качестве цели и идеала выдвигается осуществление принципов социальной справедливости, свободы и равенства». Как видим, рыхлое и бесполезное определение. Можно констатировать, что социализм превратился в фикцию.

Хайек везде подчеркивает, что различные идеологические течения: корпоративизм, национал-социализм, коммунизм, социализм советского типа и т.д. – все имеют общую природу и общую интеллектуальную корневую систему. Этот тезис я считаю доказанным.

Примерно две трети книги Хайек борется с централизованным экономическим планированием, как важнейшим атрибутом социализма в понимании 40-х годов. В наши дни эти рассуждения представляются несколько архаичными, поскольку неэффективность такого планирования была очевидна уже в 30-е годы. На Западе зачатки такого планирования выродились в «планирующую систему», блистательно описанную Гэлбрейтом. Вообще таким педалированием темы планирования Хайек бьет мимо цели, поскольку современный читатель легко может представить себе авторитарное и даже тоталитарное государство без централизованного экономического планирования.

Другими словами, в современном мире начинают просматриваться новые дороги к рабству, ведущие мимо централизованного планирования и даже коллективизма, и, возможно, еще нехоженые.

Я уверен, если бы книга была издана в наши дни,она не привлекла бы к себе никакого внимания. Она как бы подводит черту под совокупностью интеллектуальных течений, именуемых «социализмом», фиксируя их несостоятельность и разрушительность.

Но книгу прочесть все же стоит по двум причинам. Во-первых, ради рассуждений о свободе как истинной и самостоятельной ценности. Другими словами, свобода имеет ценность сама по себе, а не как механизм роста ВВП и повышения производительности труда. Во-вторых, ради ярких афоризмов: «Несложно лишить большинство людей способности самостоятельно мыслить. Но надо еще заставить молчать меньшинство, сохранившее волю к разумной критике»; или «надо создавать благоприятные условия для прогресса, вместо того чтобы «планировать прогресс».

Другие важные тезисы Хайека:

Это прискорбно, но это факт: весь опыт взаимодействия демократических стран с диктаторскими режимами в довоенный период, так же как впоследствии их попытки вести собственную пропаганду и формулировать задачи войны, обнаружили внутреннюю невнятность, неопределенность собственных целей, которую можно объяснить только непроясненностью идеалов и непониманием природы глубинных различий, существующих между ними и их
врагом.

Складывается впечатление, что мы попросту не хотим понимать, каким путем возник
тоталитаризм, потому что это понимание грозит разрушить некоторые дорогие нашему сердцу иллюзии.

Ибо вовсе не пруссачество, но доминирование социалистических убеждений роднит Германию с Италией и Россией. И национал-социализм родился не из привилегированных классов,
где царили прусские традиции, а из толщи народных масс.

И хотя величайшие политические мыслители XIX века — де Токвиль и лорд Актон — совершенно недвусмысленно утверждали, что социализм означает рабство, мы медленно, но
верно продвигались в направлении к социализму.

Единственное, что объединяет социалистов левого и правого толка, это ненависть к конкуренции и желание заменить ее директивной экономикой.

Именно в Германии при участии государства был предпринят первый крупномасштабный
эксперимент по «научному планированию» и «сознательной организации производства», завершившийся созданием гигантских монополий, которые были объявлены «необходимостью экономического развития» еще за пятьдесят лет до того, как это было сделано в Великобритании

согласившись планировать нашу экономику и не поняв, что мы получим в результате, мы уподобимся путешественникам, идущим, чтобы идти, — можно прийти в такое место, куда никто не собирался.

Гитлеру не нужно было убивать демократию — он воспользовался ее разложением и в критический момент заручился поддержкой тех, кому, несмотря на внушаемое им сильное отвращение, он казался единственной достаточно сильной личностью, способной восстановить порядок в стране.

чем больше государство «планирует», тем труднее становится планировать индивиду.

Ничто в такой мере не делает условия невыносимыми, как уверенность, что мы не можем их изменить.

Плохо быть винтиком в безликой машине, но неизмеримо хуже быть навсегда привязанным к своему месту и к начальству, которого ты не выбирал.

Социализм можно осуществить на практике только с помощью методов, отвергаемых большинством социалистов. В прошлом этот урок усвоили многие социальные реформаторы.

И конкурентная экономика является на сегодняшний день единственной системой, позволяющей минимизировать путем децентрализации власть одних людей над другими.

Tags: общество, прочитано мной
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments