oleg_butenko (oleg_butenko) wrote,
oleg_butenko
oleg_butenko

Categories:

Новобранец В.А. «Я предупреждал о войне Сталина». Записки военного разведчика

Исторические форумы переполнены дискуссиями, кем был Василий Новобранец, и можно ли доверять его воспоминаниям. Я в эти дискуссии не буду углубляться. Мое мнение – его воспоминания вполне достоверны. Важнейший документ, подготовленный Новобранцем накануне войны, «Разведывательная сводка №8», до сих пор засекречен, поэтому вести дискуссии о роли Новобранца не имеет смысла.

Огромное значение представляют его воспоминания о работе в информотделе разведуправления Генштаба накануне ВОВ. (с 60 по 110 стр.) Фактически он был аналитиком разведки. Новобранец подчеркивает, что несмотря на хорошее военное образование, он был профессионально неподготовлен к работе в разведке: «мне пришлось начать работу с азов». Он не хотел служить в разведке: во-первых, разведка была ему неинтересна, во-вторых, служить в разведуправлении было смертельно опасным занятием, учитывая массовые убийства разведчиков органами НКВД.

Он убедился, что его работа не ценится. Например, информотдел подготовил аналитическую записку (доклад) о франко-немецкой войне 1939-1940 гг. и отправил ее Жукову. Вероятно, Жуков даже не прочитал ее, а только наложил резолюцию: «Мне это не нужно. Сообщите, сколько израсходовано заправок горючего на одну колесную машину».

Наконец, (самое важное!) информотдел подготовил «разведсводку №8», в которой отмечались массовые передвижения немецких войск к советским границам, а численность немецких дивизий, сосредоточенных у границ, оценивалась в 110, из них 11 – танковых. (А не 72-73 дивизии, как вспоминал впоследствии Жуков). Далее, идя на смертельный риск, Новобранец через голову начальства решает отпечатать эту сводку и «нелегально» разослать ее по военным округам (!) Почему нелегально? Потому что начальство не хотело верить в цифру 110 дивизий.

Большой интерес представляют его воспоминания о выдающихся современниках, которых он знал лично: Шапошникове, Штерне, Карбышеве, Голикове, Мерецкове и др. О том, как воспринималась в центре информация Зорге, которого хотели отозвать в СССР чтобы расстрелять.

Воспоминания Новобранца о боях в 1941 году оставляют двойственное впечатление. С одной стороны, Новобранец пишет много такого, что противоречит официальной версии начального периода войны. С другой стороны, он не выходит за рамки обычного советского дискурса: мы сражались бесстрашно, проявляя чудеса героизма, перебили почти всех немцев, но при этом несколько наших армий попали в плен. Генерал-лейтенант хотел было вырваться на танке, но тоже попал в плен. Примерно так.

Воспоминания о годах плена примечательны тем, что в концлагерях Новобранцу приходилось бороться не столько с немцами, сколько с власовцами и разными «предателями». Каждый раз он подчеркивает, что власовцев всегда было очень мало, а героических офицеров – очень много. Но частота, с которой он встречается с власовцами и ожесточенность, с которой он ведет с ними борьбу, заставляет сомневаться в этих количественных оценках.

Разумеется, как бывший пленный, Новобранец был обречен на хождение по мукам советской действительности. Он даже хотел наложить на себя руки, хотя в плену гнал любые мысли о самоубийстве. Показателен такой эпизод: его семья жила в Москве в хороших жилищных условиях. Но анкетная графа «был в плену» все перечеркнула. «Жене разъясняли, что если она примет меня в семью, то ей грозит опасность выселения из Москвы. Усиленно рекомендовали ехать куда-нибудь на лесозаготовки или в совхоз. Одна из активисток, член партии, приходила уже выбирать мою квартиру!» Разумеется, квартиры в Москве Новобранец лишился.

Какой же главный урок можно извлечь из этой книги? Получается, что с 1940 по 1947 год Новобранец жил на краю гибели, и каждый день мог оказаться для него последним. Но какая-то выживаемость или, как бы это сказать, адаптивный скал ума и привычки позволили ему выжить. Скажем, когда подполковнику Новобранцу в немецком концлагере (он отсидел еще и в советском) указали «его место» на полу возле умирающего от тифа офицера, подполковник быстро нашел возможность перебраться в привилегированный барак:

«Слышу, что-то трещит под ногами. Будто конопляное семя. Нагнулся, всматриваюсь. Подполковник ответил на мой недоуменный вопрос:
- А это вши трещат. Они, когда человек умирает, начинают перебегать на другого… и вот… трещат… Присмотрелся я к умирающему, и от ужаса меня качнуло: на его лице, на обнаженной груди сплошная сетка вшей. Вши пожирали его живьем. (…)
- Чего шумишь, примак? – с верхних полок нар свесилась чья-то борода. – Чего шумишь? Нужно было воевать лучше, не попадать сюда вшей кормить».

Главное – адаптивность.

Tags: война, стратегия, фальсификация истории
Subscribe

  • Сериал «Корона»

    The Crown (TV series). 2014 - наст. время. У публики нездоровый интерес к британской королевской семье, и этим объясняется успех сериала, потому что…

  • Ван Гог. Письма

    Есть книги, которые читаешь с пользой, а есть книги, которые читаешь с удовольствием. Письма Ван Гога я прочел с удовольствием. Ван Гог у меня…

  • «Король Лир» Григория Козинцева (1971) и «Король Лир» Ричарда Эйра (2018)

    Когда-то давно я читал «Короля Лира», но вот решил посмотреть эти две постановки, причем подряд. При этом я не забывал, что Лев Толстой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments