oleg_butenko (oleg_butenko) wrote,
oleg_butenko
oleg_butenko

Categories:

Борис Бажанов. Воспоминания бывшего секретаря Сталина

Наполеону или Марату приписывают слова, что «революция – это 10 тыс. вакансий». При царе разве смог бы сын врача из Подольской губернии стать секретарем какого-нибудь Госсовета да еще в 23 года? Борис Бажанов смог в 23 года (родился в 1900г.) стать помощником Сталина по делам Политбюро и секретарем Политбюро.

Любопытно, что ровесником Бажанова, тоже родившимся в 1900г., был знаменитый Яков Блюмкин, расстрелянный в 1929г., спустя год после того, как Бажанов бежал на Запад. Судьбы Бажанова и Блюмкина были переплетены.

Георгий Маленков (род. 1901) был ровесником Бажанова, и тоже смог сделать блестящую карьеру в советской системе (Бажанов, правда, уверяет, что благодаря необыкновенному уму жены). Однако Бажанов 1 января 1928 года бежал на Запад, а Маленков выслужился до Председателя Совмина. Бажанов поступил правильно. Выжить в мясорубку 30-х годов у него не было шансов. Вступив в конфликт с ГПУ, он почувствовал, что ему не жить – и бежал. И спокойно умер в Париже в 1982г.

Еще одним ровесником Бажанова был менее известный Лазарь Шацкин – человек, придумавший комсомол, сын богатых буржуазных родителей, расстрелян в 1937г.

Бажанов мотивировал свое бегство на Запад тем, что стал антикоммунистом. Но, судя по его воспоминаниям, все в советском ареопаге были антикоммунистами. Ленин осознавал, что коммунистическая теория потерпела крах. Он говорил своим секретаршам: «Конечно, мы провалились. Мы думали осуществить новое коммунистическое общество по щучьему велению. Между тем, это вопрос десятилетий и поколений. Чтобы партия не потеряла душу, веру и волю к борьбе, мы должны изображать перед ней возврат к меновой экономике, к капитализму как некоторое временное отступление».

Часть прошлых революционеров влилась в новую бюрократию и всем была довольна, но еще одна часть, примкнувшая к Троцкому, была разочарована: «их надежды на то, что революция делается для какого-то общего блага, совершенно не оправдались, и что происходит образование какого-то нового бюрократического класса, который присваивает себе все выгоды от революции, сводя рабочих и крестьян, для которых будто бы делалась революция, на положение бесправных и нищих рабов. Так сказать «за что боролись?».



Борис Георгиевич Бажанов

Почему именно Сталин стал первым? А не Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин и т.д.? Потому что Сталин занимался только и исключительно борьбой за власть. На остальное у него просто не было времени. Когда Бажанов попал в секретариат Сталина, ему тут же объяснили, что Сталин никакими делами не занимается и никаких бумаг не читает. Но чем же он тогда занимается?

Однажды Бажанов застукал Сталина подслушивающим телефонные разговоры членов правительства: «Мне нужно всего несколько секунд, чтобы, это заметить и сообразить, что у Сталина в его письменном столе есть какая-то центральная станция, при помощи которой он может включиться и подслушать любой разговор, конечно, «вертушек». Члены правительства, говорящие по «вертушкам», все твёрдо уверены, что их подслушать нельзя — телефон автоматический. Говорят они поэтому совершенно откровенно, и так можно узнать все их секреты».

Бажанов пишет, что нашел «алмазный фонд Политбюро», хранившийся в ящике письменного стола вдовы Якова Свердлова, Клавдии Новгородцевой. На случай, если бы советский проект провалился и членам Политбюро пришлось бы снова эмигрировать, крупные бриллианты им бы очень пригодились.

Механизм принятия решений и осуществления власти описывается Бажановым очень четко: «До 1927 1928 годов Политбюро и его члены ещё имели достаточно веса, чтобы Секретариат это не пробовал делать, вступая в ненужный конфликт, а с 1929 года Политбюро было настолько в подчинении у Сталина, что ему не было никакой надобности пробовать править иначе, чем через Политбюро. А ещё через несколько лет и Политбюро, и Секретариат превратились в простых исполнителей его приказов, и у власти был не тот, кто занимал крупнейший пост в иерархии, а тот, кто стоял ближе к Сталину: его секретарь весил больше в аппарате, чем председатель Совета Министров или любой член Политбюро».

Бажанов был автором «Особой папки»: «Несколько слов об «особой папке». В моём кабинете находился несгораемый сейф, единственный ключ от, которого был у меня. В сейфе хранились особо секретные постановления Политбюро, которые должны были быть известны только членам Политбюро. Члены ЦК, которые хотели бы с ними ознакомиться, должны были просить на это разрешения Политбюро, и только с этого разрешения я мог показать им соответствующее постановление. Надо сказать, что за всё время моей работы в Политбюро такого случая не было».

Описание бегства на Запад через Персию и Индию – это великолепная авантюристическая сага. Разумеется, несколько раз на Бажанова покушались и чуть не убили.

Бажанов с удовольствием описывает, как во время войны с Финляндией пытался организовать Русскую народную армию из пленных добровольцев и смог рекрутировать 450 человек.

Когда началась война Германии с СССР, его вывезли в Берлин, где с ним вели переговоры Розенберг и его заместитель Лейббрандт. И между ними происходит весьма поучительный диалог: «Я уточняю: «Собираетесь ли вы вести войну против коммунизма или против русского народа?» Розенберг просит указать, где разница. Я говорю: разница та, что если вы будете вести войну против коммунизма, то есть, чтобы освободить от коммунизма русский народ, то он будет на вашей стороне, и вы войну выиграете; если же вы будете вести войну против России, а не против коммунизма, русский народ будет против вас, и вы войну проиграете».

Самые острые моменты:

«Знаете, товарищи, — говорит Сталин, — что я думаю по этому поводу: я считаю, что совершенно неважно, кто и как будет в партии голосовать; но вот что чрезвычайно важно, это — кто и как будет считать голоса».

Через полтора года, когда Сталин отстранил Зиновьева и Каменева от власти, Зиновьев, напоминая это заседание Пленума и как ему и Каменеву удалось спасти Сталина от падения в политическое небытие, с горечью сказал: «Знает ли товарищ Сталин, что такое благодарность?» Товарищ Сталин вынул трубку изо рта и ответил: «Ну, как же, знаю, очень хорошо знаю, это такая собачья болезнь».

Я был уже в то время скрытым антикоммунистом. Глядя на списки высшего командного состава, которые провёл Фрунзе, я ставил себе вопрос: «Если бы я был на его месте, такой как я есть, антикоммунист, какие кадры привёл бы я в военную верхушку?» И я должен был себе ответить: «именно эти». Это были кадры, вполне подходившие для Государственного переворота в случае войны. Конечно, внешне это выглядело и так, что это были очень хорошие военные.

Станислав Косиор, твёрдо хранивший свою наивную веру в коммунизм (когда был арестован чекистами, несмотря ни на какие пытки, не хотел возводить на себя ложные обвинений; чекисты привели его шестнадцатилетнюю дочь и изнасиловали у него на глазах; дочь покончила с собой; Косиор сломался и подписал всё, что от него требовали).

(когда на Политбюро) говорилось «образованный марксист», надо было понимать: «болван и пустомеля». Бывало и яснее. Народный комиссар финансов Сокольников, проводящий дежурную реформу, представляет на утверждение Политбюро назначение членом коллегии Наркомфина и начальником валютного управления профессора Юровского. Юровский — не коммунист, Политбюро его не знает. Кто-то из членов Политбюро спрашивает: «Надеюсь, он не марксист?» — «Что вы, что вы, — торопится ответить Сокольников, — валютное управление, там надо не языком болтать, а уметь дело делать». Политбюро утверждает Юровского без возражений.



Tags: Вторая мировая война, Германия, КГБ, Россия, Холодная война, версии, власть, война, интеллигенция, личности, общество, прочитано мной, стратегия, террор, фальсификация истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment