oleg_butenko (oleg_butenko) wrote,
oleg_butenko
oleg_butenko

Categories:

Генри Миллер. Тропик Рака

Из книги, даже самой плохой, всегда можно что-нибудь почерпнуть, a п… — это, знаешь ли, пустая трата времени…

Я пытался читать этот великий роман на английском, но должен сознаться, у меня не получилось. Где-то на 15 странице я понял, что какие-то куски смысла от меня ускользают, поэтому пришлось взяться за русский перевод, весьма, кстати, неплохой.

Тот факт, что язык Миллера оказался сложным, говорит в пользу Миллера. Это значит, что он не примитивен, не упрощает.

Но в то же время я разочаровался, точнее, удивился: я слышал, что этот роман запрещали из-за откровенных сцен и «непристойностей». Однако ничего такого в романе я не нашел. Может, эти части вырезали? А может, все дело просто в том, что за 90 с лишним лет понятие «непристойности» сильно изменилось и словоcunt, которое на русский стыдливо переводится к «п с точечками» вовсе не распознается как непристойность?

Но и на русском это непростое чтение. Книга напоминает коробку с рассыпанным паззлом: ты пытаешься его собрать, но постепенно понимаешь, что в коробку насыпаны фрагменты разных паззлов. Автор описывает свою беспорядочную жизнь в Париже, сбиваясь то на философию, то на проклятия, то на мировую скорбь.

Роман написан в 1934г. в Париже. И черт его знает, может так и нужно было жить в то время? А может, так всегда нужно жить? «В уборной я стою над писсуаром с монументальной эрекцией, и мой фаллос кажется мне одновременно и тяжелым и легким, как кусок свинца с крыльями. И пока я вот так стою, вваливаются две американки. Я вежливо приветствую их с членом в руке».

Но в промежутках между писсуаром и американками он успевает пророчествовать: «Я жажду новых аварий, новых потрясающих несчастий и чудовищных неудач. Пусть мир катится в тартарары. Пусть человечество зачешется до смерти». Или: «Уже сотни лет мир, наш мир, умирает. И никто за эти сотни лет не додумался засунуть бомбу ему в задницу и поджечь фитиль. Мир гниет, разваливается на куски. Но ему нужен последний удар, последний взрыв, чтоб он разлетелся вдребезги». Чем не предвидение Второй Мировой войны и ядерной бомбы?

Некоторые метафоры Миллера прелестны: «На Елисейских полях мысли катятся с меня, как пот». Или: «тут и там еще можно найти осмысленность, но на периферии все вены уже раздулись, световые лучи ломаются и гнутся, и солнце кровоточит, как разорванный задний проход».

Ирония Миллера тонка, и никогда не знаешь, то ли он иронизирует, то ли издевается, но отдельные сцены весьма уморительны, например, сцена с индусом, который в публичном доме перепутал биде с унитазом.

Очень смешно у Миллера получились русские персонажи. Чего стоит расфуфыренная русская княгиня Маша, о которой выяснилось, что, во-первых, она лесбиянка, а во-вторых, что у нее триппер.

Очень интересно он пишет о Париже: «А когда в Париж приходит весна, даже самый жалкий из его обитателей должен чувствовать, что он живет в раю». «Париж имеет странное свойство — чем больше вам здесь досталось, тем сильнее он вас притягивает, тем крепче, выражаясь фигурально, он держит вас за яйца — точно одуревшая от страсти женщина, готовая скорее умереть, чем выпустить вас из своих рук».

И об Америке: «Лучше всего держать Америку в отдалении, на заднем плане, как открытку, на которую можно посмотреть в тяжелую минуту. Тогда вы можете всегда вообразить, что она ждет вас — неизменная, неиспорченная, огромная патриотическая прерия с коровами и овцами и с мягкосердечными ковбоями, готовыми уконтражопить все на своем пути — мужчин, женщин, скот. Америки не существует вообще. Ее нет. Это — название, которое люди дали вполне абстрактной идее..."

Важные цитаты:

Ни малейшего улучшения погоды нигде не предвидится. Рак времени продолжает разъедать нас. Все наши герои или уже прикончили себя, или занимаются этим сейчас. Следовательно, настоящий герой — это вовсе не Время, это Отсутствие времени. Нам надо идти в ногу, равняя шаг, по дороге в тюрьму смерти. Побег невозможен. Погода не переменится.

Лишь убийцы получают некоторое удовлетворение от жизни. Нашей эпохе нужны мощные взрывы, а то, что мы имеем, — не более чем попукивание.

Искусство в том и состоит, чтоб не помнить о приличиях. Если вы начинаете с барабанов, надо кончать динамитом или тротилом.

Есть в этом мире люди до того нелепые, что даже смерть делает их смешными. И чем ужасней эта смерть, тем смешнее она выглядит и тем смешнее рассказ о ней. Только врун или лицемер найдет что-нибудь трагичное в смерти этих людей.

Только тем, кто умеет пропустить свет через себя, дано увидеть, что у них в сердце. (О Матиссе)

Время бьет, как топор мясника.

Tags: Вторая мировая война, США, интеллигенция, личности, прочитано мной, сны о Европе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment