oleg_butenko (oleg_butenko) wrote,
oleg_butenko
oleg_butenko

Categories:

Даниил Андреев. Роза Мира

У этой книги сложная репутация: с одной стороны, ее очень хвалили Солженицын и Шафаревич, она была на слуху в начале 90-х, но с другой стороны, ее считают книгой темной и непонятной.

Следует сказать, что автору, Даниилу Андрееву, в отличие от брата Вадима, не повезло (оба – сыновья Леонида Андреева): после революции Вадим остался в Финляндии, а Даниил – в Москве. В результате Вадим прожил богатую и, в общем, счастливую жизнь и скончался в пожилом возрасте в Женеве, а Даниил прошел войну, похоронную команду в блокадном Ленинграде, Владимирский централ, нищету и умер в возрасте 52 лет в коммунальной комнатушке.

В 1958 году он закончил «Розу мира», а в 1959 – умер. Впервые она была опубликована только в 1991г.

Общее впечатление – книгане понравилась. Почему же она не понравилась?

Мне показалось, что текст трактата (а «Розу Мира» называют именно трактатом) расслаивается на 4 субтекста: историко-филологический трактат, теократическую утопию, фэнтези и словарь авторских неологизмов.

Историко-философский субтекст мне показался малоинтересным. Любопытно, что Д. Андреев начинает с того, что признает христианство неудачным проектом: «Нередко слышишь: "Христианство не удалось". Да, если бы оно все было в прошлом, можно было бы говорить, что в социальном и всемирно-нравственном отношении оно не удалось». Но если оно не удалось, то чем же его заменить? И тут на помощь приходит стихийный религиозный синкретизм: «Если старые религии — лепестки, то Роза Мира — цветок: с корнем, стеблем, чашей и всем содружеством его лепестков».

Я бы сказал, что «Роза Мира» - это проект о преодолении христианства. Правильнее было бы назвать трактат «Как нам преодолеть христианство?» и заодно все другие религии, которые тоже «не удались», каждая по-своему.

Судя по тексту, порой весьма путанному, националистом или шовинистом, каким его представляют, Д. Андреев не был: «Нельзя сидеть при лучине с раздутым от голода животом, с необогащенным ни одною книгою мозгом и с оравой голодных и голых ребят и творить "духовные ценности"». Хотя в другом месте он пишет, что вот, неплохо было бы покорить Персию, чтобы выйти к водам Индийского океана. Зачем? Ведь если дома при лучине не удается творить духовные ценности, то уж тем более их не удастся сотворить в Персии на берегах Индийского океана.

«Существование Пушкина важнее для русской поэзии, чем существование миллионов людей, пишущих плохие стихи», - утверждает автор. А почему? Как бы изменился мир или хотя бы поэзия, если бы миллионы людей стали писать стихи, пусть даже и плохие?

Часть текста, которую я называю фэнтези, читать тяжело. Фэнтези считается развлекательным жанром, и многие любят его, в основном, благодаря кино. Но фэнтези Д. Андреева – это тягучее повествование, с многочисленными повторами и длиннотами, переусложненное придуманными терминами. Например: «И он сам, и Урпарп, и демоны из Гашшарвы всеми силами тормозили его кармический спуск, дабы в серых туннелях Шим-бига, смежных с Друккаргом, дать возможность выкормышу Гагтунгра пробиться в российский шрастр и завладеть своим рахтом». Согласитесь, это невозможно читать.

Его утопия абсолютно ужасна. Как и все утописты, Д. Андреев описывает тоталитарное общество, выдавая его за идеальное. Идеал достигается посредством воспитания детей в «колледжах-интернатах»: «С малых лет ему привьют вкус к труду, вкус к творчеству, вкус к внутренней и внешней культурности». Привьют – разумеется, принудительно. В этой концепции нет ничего нового, и поскольку подобные воспитательные утопии всегда проваливались, то с ними можно было бы примириться, но у Д. Андреева эта утопия замешана на религии, и это делает ее абсолютно непереносимой.

«Смысл первого этапа правления Розы Мира заключается в достижении всеобщего материального достатка и в создании предпосылок для превращения Федерации государств-членов в общечеловеческий монолит… второй, этап: этап превращения общечеловеческого, уже смягченного государства в Братство». Не приведи Бог жить в этом монолите и братстве.

Но, как ни странно, Д. Андреев угадал несколько второстепенных элементов современного западного общества. Например: «Постепенно полиция превратится в службу общественных удобств, в коллективное и индивидуальное всеобщее обслуживание, и работа на этом поприще сделается такой же почетной и всеми уважаемой, как любая другая». Или: «Кадры мировой рабочей силы придется перераспределить так, чтобы, с одной стороны, покончить с безработицей, а с другой — приступить к прогрессивному сокращению рабочего дня. Дальнейший рост техники и производительных сил доведет это сокращение рабочего дня до немногих часов».

Самая интересная часть – это помещенный в финал книги «Краткий словарь имен, терминов и названий». Это 54 слова, в основном, придуманных автором. Как мне показалось, Д. Андреев ориентировался на звучание слова, и, если ему нравилась фонетическая оболочка, он придумывал для этого слова значение.

Он вдохновлялся скандинавской мифологией и индийской философией, и 54 неологизма можно разделить на 3 группы: 1. Слова с консонантными сочетаниями и удвоенными согласными, созвучные скандинавским, обычно обозначают что-то инфернальное. Например, «друккарг» - созвучно известному всем слову драккар, произошедшему от древнескандинавского dreki — «дракон». 2. Благозвучные для русской речи слова, пародирующие санскрит. Например, «Аримойя» - «ари» и «мойя», последнее слово, вероятно, искаженное от «майя» - санскр. «иллюзия», «видимость» и «ари» - ареал и арии. 3. Наконец, известные слова, которым он придал новые значения: Родомысл – ср. города Radomyšl и Радомишль, и, вероятно, бог мудрости в славянской мифологии.

Можно ли почерпнуть в «Розе Мира» что-то полезное и стоит ли ее читать? Ответ: Нет.

Tags: Новое Средневековье, интеллигенция, личности, маразм, прочитано мной
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment