oleg_butenko (oleg_butenko) wrote,
oleg_butenko
oleg_butenko

Category:

Джозеф Хеллер. Уловка-22/ Joseph Heller. Catch-22

Врагом следует считать всякого, кто добивается твоей смерти, на чьей бы стороне он ни оказался.

Этому роману, который всегда попадает в топ-10 американских романов, с русскими переводами не везло. В США роман был опубликован в 1961г., а в 1968 году в издательстве «Военгиз» он вышел под названием «Уловка-22» в переводе М. Виленского и В. Титова. Из этого перевода убраны почти все эротические и все гомоэротические сцены, и вообще роман так обкромсали, что от авторского текста остался огрызок.
Достаточно сказать, что в оригинале роман начинается посвящением матушке, жене и детям и указанием на место действия – остров Пьяноса. Первые предложения:

It was love at first sight. The first time Yossarian saw the chaplain he fell madly in love with him./ Это была любовь с первого взгляда. Когда Йоссариан впервые увидел капеллана, он безумно влюбился в него.

В переводе Виленского и Титова всё это убрано и роман начинается так: «Йоссариан лежал в госпитале с болями в печени. Подозрение падало на желтуху». Посвящение матушке читать советским читателям ни к чему, место действия не имеет значения, капеллан – это что-то религиозное, сомнительное. А тот факт, что главный герой влюбился в капеллана – ну это вообще за гранью.

Такова была логика Государственного военного издательства страны победившего социализма.

Поэтому лучше читать роман в переводе А. Кистяковского (1988) под названием «Поправка-22». Правда, этот перевод показался мне пресным. Да и название точнее перевести как «уловка», а не «поправка». (Все дальнейшие цитаты приводятся из перевода Кистяковского).

Роман дал название известному логическому парадоксу, когда решением проблемы является правило, которое отрицается самой проблемой – ловушка 22. Например, кредит может получить только тот, кто в нем меньше всего нуждается. Почему? Потому что у него достаточно денег, чтобы доказать свою кредитоспособность. В результате человек, которому нужен кредит, потому что у него нет денег, никогда его не получит.

В романе этот парадокс обыгрывается множество раз. «Всякий, кто хочет уклониться от выполнения боевого задания, нормален». Или: «Ну как он увидит, что у него темно в глазах, если у него темно в глазах?»

Удивительно, но этот роман написан о Второй Мировой Войне. Той самой благородной войне с нацизмом. Однако главный герой, военный летчик капитан Йоссариан все время пытается с нее свалить. Всё равно как и куда: притвориться сумасшедшим, или взаправду сойдя с ума, симулировать желтуху, бежать в Швецию, еще куда-то и т.д., лишь бы не совершать боевых вылетов. Почему? Потому что убьют.

«Невозможно быть готовым идти на смерть и при этом не желать быть убитым в бою».

Представляется, что Хеллер продолжил великую традицию антивоенных романов, начатую писателями потерянного поколения, участниками Первой мировой.

«Люди обезумели и получали за это медали. По обе стороны линии фронта, рассекавшей мир, молодые парни шли на смерть — за родину, как им говорили, — и всем, похоже, казалось, что так и надо, особенно молодым парням, которые шли на смерть, не успев пожить. И не было, не предвиделось этому конца. Йоссариан-то, впрочем, предвидел конец — свой собственный…» Но ведь так нельзя писать о Второй мировой?! Оказывается, можно.

Хуже того, своими врагами герой считает не немцев, а свое начальство: «Врагом, — с тяжкой непреклонностью сказал Йоссариан, — следует считать всякого, кто добивается твоей смерти, на чьей бы стороне он ни оказался».

Ошибочно считать роман сатирическим. Сатира – это далеко не главное, что в нем есть. Роман гротескный. Вспомним эпизод, когда отвечающий за снабжение пройдоха Мило Миндербиндер заключает контракт с немцами о бомбардировке собственного подразделения, причем базу разбомбили свои же. Разумеется, ничего такого во время Второй мировой не было.

Еще ошибочнее считать роман абсурдным. Если вдуматься, герои все время совершают вполне рациональные, обдуманные поступки. Нет ни одного исключения.

Роман не только гротескный, он еще и мрачный, и глубоко пессимистический. Вспомним эпизод, когда самолет Маквота лопастью винта рассекает напополам Кроху Сэмпсона: «Кроха Сэмпсон окропил вокруг всех и вся. Заметив у себя на руке или ноге каплю крови, люди с ужасом и отвращением отшатывались от своих конечностей, словно хотели выпрыгнуть, вывернуться из собственной кожи».



В 1970 году по книге сняли фильм с Аланом Аркином в главной роли. Фильм добротный, но выбор Аркина на главную роль был неудачным. Лучше бы Йоссариана сыграл Мартин Шин, задействованный в эпизодической роли. Гениальное камео генерала Дридла сыграл сам Орсон Уэллс.

В 2019 году сняли мини-сериал, но я даже не собираюсь его смотреть.

Стоит ли читать роман? Определенно, ДА.

Важные цитаты:


Про литературу он знал все, кроме одного — как получать от нее удовольствие.

Это ведь беспроигрышный трюк — гордиться тем, чего следует стыдиться, — на нем еще никто не споткнулся.

Ведь если верить людям, то Бог у них — неуклюжий, бездарный, злобный, грубый, самодовольный и тщеславный плебей! Господи, ну можно ли преклоняться перед всевышним, который в своем божественном произволении сотворил мир, где гниют зубы и текут из носа сопли? Что за извращенный и злоехидный рассудок обрек стариков на недержание кала? И зачем он создал боль?

— Давай-ка, милая, введем у нас свободу совести, — предложил он. — Пусть каждый не верит в такого бога, какой ему нравится, ладно?

— Ради продолжения жизни иногда приходится идти на смерть, — сказал Нетли.
— Ради продолжения жизни надо жить, — возразил старый святотатец.

Потому что лучше умереть стоя, чем жить на коленях! — с возвышенной уверенностью провозгласил Нетли. — Надеюсь, вы слышали такое речение?
— Слышать-то слышал, — раздумчиво протянул вероломный старик и пакостно осклабился. — Да сдается мне, что вы его здорово переиначили. «Лучше жить стоя, чем умереть на коленях» — вот как звучит это речение.

Теперь ты можешь безбоязненно освободить меня от полетов и отправить домой. Не пошлют же они психа на убой?
— Так нормальный-то разве согласится, чтоб его послали на убой?

— Мы также обвиняем вас в преступлениях и проступках, которых еще не сумели выявить. Признаете ли вы себя виновным?
— Простите, сэр, — промямлил капеллан, — но как я могу признать себя виновным, если вы не предъявляете мне конкретных обвинений?
— А как мы можем вам их предъявить, если вы их скрываете?
— Виновен, — решил полковник.

Жизнь без мучительных угрызений совести ничего не стоит, правильно, капеллан?

Tags: Вторая мировая война, Первая Мировая Война, США, война, интеллигенция, просмотрено мной, прочитано мной
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment