oleg_butenko (oleg_butenko) wrote,
oleg_butenko
oleg_butenko

Categories:

Константин Симонов. Истории тяжелая вода

Я прочел воспоминания Симонова по двум причинам: во-первых, считается, что Симонов в своих воспоминаниях воспроизводил события с документальной точность, не искажая фактов. Во-вторых, когда-то мне понравился его роман «Живые и мертвые», и я думал, что воспоминания автора тоже будут интересными или хотя бы хорошо написанными.

Но прочитав книгу, я понял, что только даром потратил время. Ничего нового из симоновских воспоминаний я не вынес. Сама же книга оказалась сухо написанной, газетным стилем.

Самое отвратительное, что воспоминания Симонова оказались холуйскими. Только в одном месте он дает волю чувствам, назвав Берию «комком блевотины». Но ведь это так легко обругать убитого врага, чей прах давно развеян где-то в районе Донского крематория.

Книга воспоминаний Симонова «Глазами человека моего поколения», включенная в сборник «Истории тяжелая вода», не содержит ни глубокого анализа, ни правдивых оценок. А ведь она написана спустя 25 лет после смерти Сталина, Симонов старался писать от имени людей своего поколения, как бы подводя итог своей жизни и итог большому фрагменту истории. Но смелости у лауреата 6-ти сталинских премий на честный разговор не хватило.

Иногда что-то вроде совести в нем просыпается, и он начинает корить себя, например, за позорную пьесу «Чужая тень»: «с большим насилием над собою заставил себя перечесть эту стыдную для меня как для писателя конъюнктурную пьесу, которую я не должен был тогда, несмотря ни на что, писать, что бы ни было, не должен был».

Самая интересная часть воспоминаний – о боях на Халхин-Голе. Этот период он описывает ярче и эмоциональнее, чем войну. И он объясняет, почему: «было романтическое ощущение войны, а не трагическое».

Выразительно описана процедура эксгумации тел погибших японскими солдатами. Поначалу они производили целый ритуал: становились в строй, кланялись, осторожно раскапывали захоронения, стараясь не повредить трупы. Но поскольку трупов было много, а жара в монгольской пустыне стояла нестерпимая, на третий день в ход пошли крюки: «Лопатами рыли теперь уже вовсю, с маху, кроша землю и тела. Крюками поддевали, как дрова, и швыряли в машины полусгнившие лохмотья человеческих тел».

Читая это, я подумал, сколько же миллионов трупов советских солдат не были погребены, а просто превратились в компост.

Воспоминания о Жукове и запись бесед с ним малоинтересны.

То же самое можно сказать и о воспоминаниях о Бунине. И Симонов кое-что упустил. Например, Бунин расспрашивал его о деятелях культуры, убитых Сталиным: Бабеле, Пильняке, Мейерхольде… «Вот был такой писатель, Бабель... кое-что я его читал, человек, бесспорно, талантливый... отчего о нем давно ничего не слышно? Где он теперь?» Что мог ответить на это Симонов в 1946г?

Что касается самого Сталина, то ничего нового к его портрету Симонов не добавил. Например, он описывает, как на совещании по присуждению Сталинских премий, которое вел Сталин, Маленков донес, что писатель Степан Злобин был в плену и якобы «плохо себя вел». (Что было ложью). И вот Сталин ходил туда-сюда за спинами заседающих, садистически приговаривая: «Простить или не простить?» И так несколько раз. Наконец, решил простить.

Некоторые фрагменты воспоминаний забавны. Например, когда во время визита Симонова и Эренбурга в США их спросили, кто будет премьером в СССР, если Сталина не переизберут на этот пост? Разумеется, их спросили об этом, издеваясь. Но Эренбург нашелся: «Мы с вами разные люди, и у нас разные взгляды на характер и длительность наших привязанностей. Вы каждые четыре года занимаетесь выбором очередной политической невесты, а мы женаты всерьез и надолго».

Или эпизод с Шолоховым, который поддержал антисемитскую статью Бубеннова в период охоты на «космополитов». «Миша, неужели ты сам это писал?» Это был глупый порыв, потому что на такого рода вопрос, хочешь не хочешь, человеку отвечать приходится только утвердительно, но я как-то и до сих пор не до конца верю в его авторство». Очень любопытно, что вопрос об авторстве, пусть даже идиотской статьи, адресован именно Шолохову, которого всегда обвиняли в плагиате.

Стоит ли читать воспоминания Симонова? Нет.

Tags: Вторая мировая война, власть, интеллигенция, личности, общество, прочитано мной, совок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment