oleg_butenko (oleg_butenko) wrote,
oleg_butenko
oleg_butenko

Categories:

Граф Жозеф де Местр. Петербургские письма

О де Местре написано очень много, нет смысла повторяться. Он провел в Петербурге 14 лет, с 1803—1817гг., и в отдельные периоды был очень популярен. Известно, что он оказал огромное влияние на философию и политическую мысль в России, и не только на современников. Например, некоторые фрагменты «Войны и мира» Льва Толстого очень близки к рассуждениям де Местра.

Сам де Местр свое положение в Петербурге описывал так: «Единственная хорошая сторона – это, то, что репутация всегда приходит раньше нас, и меня судят согласно оной, почитая за великого философа, друга уединения и наук, хотя самому мне кажется, что веду я жизнь младшего лейтенанта».

Постепенно становится ясно, что годы с 1789 по 1815 (Взятие Бастилии – Венский конгресс) – это период переформатирования мира. В истории так случается: часики медленно тикают, время течет само по себе, но в какой-то момент в механизме что-то ломается, пружинки и винтики истории приходят в движение, и…механизм самообновляется. Так было, например, во время Первой мировой войны.

Но вернемся в эпоху де Местра. Одни страны, например, Франция и Англия, переформатировались успешно, другие страны, например, Россия, несмотря на войну и патриотический подъем, не переформатировались вовсе. Под переформатированием я понимаю обновление институтов. Результат хорошо известен. В частности, для России – это десятилетия застоя, отставания, поражение в Крымской войне и т.д.

Де Местр, между прочим, это понимал. Вот что он писал в 1807г.: «Сия Революция, свидетелями коей мы являемся, есть, бесспорно, одна из самых ужасных и наиболее глубоких, а следовательно, и самых долгих, которые когда-либо поражали человечество. По моему мнению, она еще только начинается». А когда произошла реставрация Бурбонов, он заметил: «Революция была сначала демократической, потом олигархической, потом тиранической; сегодня она роялистская, но она продолжается».

У меня сложилось впечатление, что на Россию де Местру было наплевать. Нужно помнить, что в России он был послом Сардинского королевства, находившегося под ударом наполеоновской армии и под защитой британского флота. Отсюда вытекала и его дипломатическая задача.

Что касается писем де Местра, то он знал, что все письма иностранцев перлюстрировались, и о содержании некоторых докладывали императору. Поэтому де Местр всегда пишет аккуратно и осторожно, а когда нужно было – прибегая к тайнописи.

Между прочим, накануне войны 1812г. де Местру предложили стать пресс-секретарем императора, точнее, «редактором всех официальных сообщений». «За мной наблюдали десять лет, прежде чем сделать это предложение», - отмечает де Местр.

Его описания петербургской жизни весьма оригинальны. Например, «Город сей (Петербург) полон евреев. Вся торговля в их руках, равно как и все большие подряды. Трое их сих господ, поставляющие провиант для армии, явились сюда с векселями на 5.000.000 рублей. Они совратили одного молодого человека 25 лет по имени Степанов, который служит доверенным секретарем в военной канцелярии под командой графа Ливена, и получили от него план предстоящей кампании». Интересно, происходило ли нечто подобное в действительности?

Кстати, де Местр подтверждает, что причиной опалы Сперанского были его тайные сношения с Наполеоном. По этому поводу он заметил: «Прискорбно, но виселица есть необходимая часть мебели в общественном управлении, и это неопровержимая истина».

Вторжение войск Наполеона в Россию он рассматривал как маловероятное, и вот что он писал в 1809г.: «Ежели Франция пойдет на нас (на Россию) войной, я боюсь и думать о последствиях сего. Вся та сила, которую вы видите снаружи, лишь кажущаяся. Народ с распростертыми объятиями встретит того, кого назовет освободителем, и государство падет безо всякого сопротивления. Я утешаюсь лишь своим оракулом, который никогда меня не обманывал и который утверждает, что Бонапарте не нужна эта страна».

Однако, когда война все же началась, его прогнозы стали удивительно точными: «Разум говорит мне — теперь Наполеону уже не выбраться отсюда. И все-таки я опасаюсь, не знаю по какому внутреннему чувству, что последний его час еще не пробил и погибнет он не от русских рук».

Интересные мысли:

Ваша революция, милостивый государь, есть лишь великое и страшное поучение, с которым Провидение обратилось к человечеству. Оно двоякое; во-первых: злоупотребления рождают революции, сие сказано государям; и, во-вторых, для народов: но злоупотребления много лучше, чем революции».

Самый большой порок для женщины, милое мое дитя, быть мужчиной.

Ложные мнения подобны фальшивой монете, которая сделана мошенниками, а потом ходит среди честных людей, почитающих ее за настоящую. Принцип народовластия сам по себе столь опасен, что если бы даже он и был истинным, ни в коем случае нельзя дозволять его появления. К сожалению, от частого повторения он нечувствительно повсюду просочился.

в монархии не служат государю через служение отечеству, а, напротив, служат отечеству через служение монарху.

На свете есть только две воистину существенных вещи: угрызения совести и болезнь; все остальное относится к сфере идей.

Представьте себе, г-н Кавалер, что во всем свете нет ничего более различного, нежели немец и русский. Сему последнему ненавистны всякие правила и всякий порядок, возведенные в степень закона. Это качество надобно признать, если хочешь править Россией.

Дипломатический документ можно очень недурно писать острием шпаги.

сей народ (русские)… ничего не считает, ничего не предвидит и у которого малейшие капризы оборачиваются приступами страсти, желающей удовлетворять себя любой ценой.

Однако опыт самым очевидным образом доказывает, что каждая нация имеет то правительство, которого она достойна, и потому всякий план правительственного устройства, ежели не находится он в полном согласии с национальным характером, есть лишь пагубное мечтание.

язык ее (России) религии прекрасен, но бесплоден и не создал ни единой хорошей книги. Ее духовенство— это племя левитов, полностью отделенное от прочих сословий и как бы составляющее особый народ. Их знания не служат общему благу. Голос священника слышен лишь у алтаря, а назначенные ему обязанности ниже талантов всякого выходящего из ряда человека.

Юность должна знать лишь три вещи об общественном устройстве: 1) что Бог создал человека для жизни в обществе и сие доказывается опытом; 2) что общественное бытие требует правительственных установлений; 3) что каждый обязан повиновением, верностью и преданностью тому порядку, при котором он рожден.

Подобная почти невероятная непоследовательность лишь подтверждает то, о чем я только что сказал, а именно: здесь на самом деле нет иной религии, кроме вражды к римской Церкви.

Одно совершенно очевидно — российский Император стыдится своей власти и желает утвердить оную, поставив ее под главенство закона. Избави меня Бог отказать ему в уважении за таковое стремление, однако же нельзя и не признать, что он шутит с огнем.

Дело в том, что человек вообще, если предоставлен он самому себе, слишком плох для свободы.

На вопрос, почему в наше время рабство есть удел множества русских людей, ответ приходит сам собой. Рабство существует в России потому, что оно необходимо, и потому, что Император не может без него царствовать.

Дайте человеку с десятью тысячами пенсиона нового властителя, который увеличит оный до пятнадцати тысяч, и человек этот будет любить его на треть сильнее.

 (В России) в крайнем случае монарха могут убить (сие, как известно, не есть признак неуважения), но возражать ему никак не принято.

Все примеры бесполезны, и всегда вокруг эшафотов будут залезать в карманы.

Русские лучше, чем кто-либо, видят собственные свои пороки, но менее всех других терпят указания на оные. Если вы хотите ужиться с ними, то нельзя не только показывать вид какого-либо осуждения (обычная западня для иностранцев), но, напротив, надобно возражать им, когда сами они пускаются в подобные разговоры.

Во всем свете немало говорится о необъятной власти Российского Императора; при этом забывают, что наименее могуществен тот государь, который может все.

Когда Провидение по причинам, только ему одному известным, спускает с цепи некое чудовище, перед коим все бессильны, одновременно приводит оно в действие и тот спасительный закон, что чудовище сие само позаботится о собственной погибели. Именно так случилось и с любезным моим приятелем Наполеоном.

В Париже после восьми часов вечера невозможно оставаться христианином.

Tags: Россия, власть, война, институты, интеллигенция, личности, прочитано мной, фальсификация истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment