Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

McD

Где купить книгу "Стратегия"?


    Купить мою книгу "Стратегия" с пересылкой в Россию можно здесь.

     Купить мою книгу "Стратегия" с пересылкой по Украине можно здесь.

    Купить электронную версию моей книги "Стратегия".


Эта книга — не учебник стратегии. Скорее, она должна стимулировать мысль читателя на поиск новых идей и на рассмотрение старых вопросов под новым углом зрения. Автор приводит многочисленные примеры из политической и корпоративной истории. В основном, это известные события, о которых без труда можно найти дополнительные материалы. Автор не ставил своей целью давать новую трактовку этим событиям, наоборот, в большинстве случаев его устраивала трактовка, которую разделяет большинство исследователей. Это дает возможность избежать бессодержательной дискуссии и сосредоточиться на главном: влиянии стратегических решений на ход событий.

    Листать книгу.


McD

Солженицын. Бодался теленок с дубом

Много лет я откладывал чтение этой книги и вот прочел, наконец. Очень горький вывод:

Литература в России умерла окончательно. Солженицын начинает с того, что он как бы принимает эстафету у великих писателей прошлого (упоминаются Радищев, Пушкин и Чаадаев), которым тоже затыкали рты. А Чаадаеву – даже 100 лет после смерти. Но сейчас власть в России не затыкает рты писателям. Цензура переместилась в другие сферы: театр, кино, интернет и т.д. Но если власть не боится литературы – это значит, что Солженицын свою эстафету никому не передал. Великая традиция прервана.

Хотя книга написана от первого лица, и главный герой в ней – сам автор, мне показалось, что в основном книга о Твардовском, и главный герой в ней – автор «Теркина». Солженицын поверхностен, он пытался разгадать Твардовского, но не смог. У меня скудные знания о Твардовском, но все, что я читал о нем, заставляет думать, что этот «верхний мужик», как называет его Солженицын, был очень сложным человеком. И советский проект он ненавидел, несмотря на то, что был кандидатом в члены ЦК КПСС.

И не понял Солженицын Хрущева. Любопытно, что в одном месте он пишет о Хрущеве как о человеке, который «никогда не искал и не имел ни одного умного советника». И тут же несколько абзацев посвящаетCollapse )

См. также мой пост: Бенедикт Сарнов. Феномен Солженицына

McD

Василий Розанов «Апокалипсис нашего времени»

Книгу Розанова было принято хвалить, ругать и цитировать в 2017 году – в связи со столетием Революции. Но вот прошло 3 года, круглая дата отпразднована, шампанское выпито, бокалы разбиты, петарды погашены, чепчики выброшены и можно поговорить о том, что в остатке.

Всё, что написал Розанов в этой книге – очень спорно, но одна мысль не подлежит сомнению: Россия ушла в небытие. Кто-то говорил, что дореволюционную Францию сдали в музей, так вот дореволюционную Россию даже в музей не сдали, не удостоилась такой чести. Ее просто выбросили, «земля сбросила нас с себя, планета сбросила». И поделом:

«Русские в странном обольщении утверждали, что они «и восточный, и западный народ», — соединяют «и Европу, и Азию в себе», не замечая вовсе того, что скорее они и не западный, и не восточный народ, ибо что же они принесли Азии и какую роль сыграли в Европе? На востоке они ободрали и споили бурят, черемисов, киргиз–кайсаков, ободрали Армению и Грузию, запретив даже (сам слушал обедню) слушать свою православную обедню по–грузински. О, о, о… Сам слушал, сам слушал в Тифлисе. В Европе явились как Герцен и Бакунин и «внесли социализм», которого «вот именно не хватало Европе». Между Европой и Азией мы явились именно «межеумками», т. е. именно нигилистами, не понимая ни Европы, ни Азии. Только пьянство, муть и грязь внесли».

Пожалуй, это самые горькие слова о России из когда-либо сказанных.Collapse )

McD

Виктор Пелевин. Чапаев и Пустота

Я не помню, читал ли я эту книгу в 90-е годы (написана в 1996). Во всяком случае, тогда глубокого впечатления она на меня не произвела. Поэтому, когда она случайно попалась мне на глаза, я решил ее прочесть. Должен сказать, что и на этот раз книга не произвела на меня глубокого впечатления. Поэтому мое правило – никогда не перечитывать книг – еще раз подтвердилось.

Роман показался мне откровенно слабым. Во-первых, он слишком вписан в российский контекст. Его наверняка переводили на иностранные языки, но иностранцы его понять не смогут. Они просто не знают, кто такие Чапаев, Петька, Фурманов, Брюсов и т.д., а в комментарии мало кто заглядывает. Причем недостаточно узнать, кто такой Чапаев, нужно еще знать несколько крутых анекдотов о Чапаеве.

Во-вторых, она слишком вписана во временной контекст – в 90-е годы. Я вот помню 90-е годы, но разных говенных сериалов не смотрел, поэтому мне пришлось напрячь память и даже справиться в Википедии, чтобы понять, что автор обыгрывает мексиканский сериал «Просто Мария», гремевший где-то в середине 90-х.

Но тогда возникает вопрос: может,Collapse )

McD

Роланд Эллиотт-Браун. Безбожная утопия. Советская антирелигиозная пропаганда

Roland Elliott-Brown. Godless Utopia. Soviet anti-religious propaganda

Эта занятная книжица попалась мне на глаза в Лондоне, в книжном киоске Британской библиотеки. Удивившись, что в Великобритании кого-то может интересовать эта тематика, я купил книжицу. Это скорее художественный альбом, а не скучное академическое исследование.

Начинается книга с истории, как 1976 года в Москве в обмен на пачку жвачек подросток подарил автору значок с детским портретом Ленина (очевидно, значок октябренка). Рассуждения о значке приводят его к выводу, что крах большевизма был предопределен тем, что большевизму не удалось вытеснить древнее и укорененное в народе Православие. Попытавшись сделать это,Collapse )



McD

Владимир Набоков «Дар»

Деревья в саду изображали собственные призраки,
и получалось это бесконечно талантливо.

Я слышал несколько восторженных отзывов о романе «Дар» Набокова, но, перечитав его, понял, что это было бы правдой, если бы не:

1. Если бы роман не был написан в жанре бесконечной песни самовосхваления.
2. Если бы не вставная новелла о Н.Г. Чернышевском, которая занимает 130 страниц из 480.

«Дар» - это автобиографический роман. Почему он так назван? «Дар» - это литературный дар самого Владимира Набокова, который вывел себя в романе под претенциозным именем Федора Константиновича Годунова-Чердынцева, 480 страниц искавшего «создания чего-то нового, еще неизвестного, настоящего, полностью отвечающего дару, который он как бремя чувствовал в себе». Я понимаю, что Набоков сам себе нравился, особенно в молодости, но читать об этом несколько утомительно.

Однако надо заметить, что роман написан хорошо, и я зачитывался его дивными развернутыми метафорами, например:Collapse )



McD

Борис Савинков. Воспоминания террориста

Почему Савинков не признан классиком русской литературы? Его книги печатали огромными тиражами во все периоды советской власти. Первое издание вышло в СССР в 1928г., т.е. через 3 года после само/ убийства автора. Книжка Савинкова, которая была в моем распоряжении, издана в 1990г. тиражом 120 тыс.

Но, может, он массовый писать? Тоже нет, потому что он писал, во-первых, документальные повести от первого лица, во-вторых, писал хорошо.

Можно ли извлечь какие-то уроки для современности из судьбы и сочинений Бориса Савинкова?

Collapse )



McD

Троецарствие 三國演義

Важно! на русском языке «Троецарствие» издано в двух вариантах: полном, двухтомном, и в сокращенном, однотомном. Я прочел полное издание, 1600 страниц. На китайском языке вариантов «Троецарствия» существует несколько. Троецарствие – это огромная книга, которую я читал 5 лет. Сначала я прочел 200 страниц, через несколько лет – еще 200 и т.д., и вот недавно перевернул последнюю страницу.

Очень сложное чтение, и я не могу найти аналогов в европейской литературе. Сам жанр удивительный. Могу предположить, что эту книгу действительно читали годами, а то и всю жизнь. «Троецарствие» сконструировано по принципу нитки с жемчугом, как «Сказки 1000 и 1 ночи» или «Декамерон»: 120 взаимосвязанных и объединённых общей темой глав, но в то же время каждая глава – это отдельный рассказ.

«Троецарствие» - это военно-исторический эпос. Но в отличие от европейских аналогов, например,Collapse )



McD

Андрей Тарковский. Мартиролог

Признаться, приступая к чтению дневников Тарковского, не думал, что будет так интересно. Но прочел на одном дыхании.

Первое, на что обращаешь внимание – это постоянная борьба с долгами и нуждой, преследовавшими его до последнего дня. Было что-то ненормальное в том, что режиссер, получивший несколько престижных международных премий, и чьи фильмы хорошо продавались на Запад за валюту, был вынужден сдавать какое-то барахло в ломбард и продавать старые костюмы, чтобы расплатиться с первоочередными долгами.

Тарковский очень часто проводил встречи со зрителями, но вовсе не потому, что ему это нравилось. Такому утонченному интроверту вряд ли могло нравиться выступать перед публикой. Но за выступления платили деньги, и этот заработок давал ему возможность сводить концы с концами.

Причем за этими выступлениями всегда следили: «Вчера было выступление в Кинолектории (Бюро пропаганды) об актерской проблеме. Выступил вместе с Тереховой. По-моему, сказал что-то лишнее. Во всяком случае, директор (полковник КГБ) предупредил меня о будущих выступлениях — так, мол, не надо — упоминать МК партии всуе и критиков ругать тоже не надо».

Я смотрел несколько документальных фильмов о Тарковском, и почему-то люди, знавшие его, ругали его вторую (или третью?) жену, Ларису. А между прочим, судя по записям, он ее очень нежно любил. Как и сына своего, Андрея. И вся эпопея последних лет жизни была связана с тем, чтобы вырвать сначала жену, а затем и сына – из СССР на Запад.

В СССР Тарковский всю жизнь зависел от каких-то недоумков, и свои фильмы он снимал им в пику. Например, вот что он пишет о «Зеркале»: «Зеркало» — Collapse )



McD

Андрей Белый. Петербург

Петербург – это сон

Роман «Петербург» произвел странное впечатление. Должен сказать, что я порывался читать его в студенческие годы, но, одолев 2 страницы, забросил. И сейчас я думаю, что поступил тогда правильно: некоторые вещи начинаешь понимать и ценить с годами. Тогда я бы совсем не понял романа, а перечитывать никогда не стал бы.

Ностальгической грустью веет от романа: забытой и ненужной поэзией, потускневшими царскими червонцами, аристократическим лоском, полностью истребленным и т.д. И перед глазами возникают все эти тени дано ушедшей эпохи: Азеф, выведенный под фамилией Липпанченко, Струве, Блок, Белый, Витте… Ну что говорить – роман написан в 1913г., а события относятся к 1905г. Сказано же в самом романе: «Петербургские улицы обладают несомненнейшим свойством: превращают в тени прохожих; тени же петербургские улицы превращают в людей».

Роману повезло: он не включен в школьную программу. Классика, не включенная в школьную программу, не имеет доступа к широкой публике. А классика, включенная в школьную программу, опошливается. Включать «Петербург» в школьную программу было бы изощренным садизмом, потому что не представляю, как заставить школьника добровольно читать эти затянутые размышлизмы.

Я бы назвал «Петербург» предапокалиптическим романом: «Александр Иванович все знал наизусть: будут, будут кровавые, полные ужаса дни; и потом — все провалится; о, кружитесь, о, вейтесь, последние, ни с чем не сравнимые дни!»

Сюжет романа не имеет почти никакого значения. Что важно в романе – это мистические переносы, отсылки к литературе XIX века, ассонансы и аллитерации. Сам Белый писал о «рождении сюжета из звука» (калька из Ницше: «Рождение трагедии из звука музыки»):

«Я, например, знаю происхождение содержания «Петербурга» из «л—к—л— —пп—пп—лл», где «к» звук духоты, удушения от «пп—пп» — давления стен «Желтого Дома»; а «лл» — отблески «лаков», плоское» и «блеское» внутри «пп» — стен, или оболочки «бомбы». «Пл», носитель этой блещущей тюрьмы — Аполлон Аполлонович Аблеухов; а испытывающий удушье «к» в «я» на «л» блесках есть «К»: Николай, сын сенатора».

А вот еще один интересный пример: «Ты, Россия, как конь! В темноту, в пустоту занеслись два передних копыта; и крепко внедрились в гранитную почву — два задних». Понятно, что это отсылка к «Медному Всаднику» Пушкина и финалу «Мертвых душ» Гоголя. Но обратим внимание: передние копыта коня занеслись в темноту, в пустоту. А задние – «крепко внедрились в гранитную почву». Если представить себе такой кошмар в реальности, то этого коня просто разорвет. Что, собственно, и произошло с империей в 1917г.

Интересно, рассматривал ли кто-нибудь «Петербург» как сатирический роман. В нем очень много сатирического: глупый сенатор назван Аполлоном Аполлоновичем (опять привет Ницше), его сын, как в чаду, бегает по городу в красном домино (карнавальный плащ), стараясь произвести впечатление. Еще один дурак пытается повеситься, но гнилой потолок не выдерживает, и он с треском падает на пол. Забавно, но все же несколько скучно.

Важные цитаты:

Collapse )